Пересмотр статьи 228

Авторы письма выказали полную поддержку инициативы академика РАН, бывшего министра здравоохранения — годы Андрея Воробьева. Напомним, 13 июня Андрей Воробьев обратился к президенту РФ Владимиру Путину с требованием пересмотреть все уголовные дела по уголовным статьям незаконное приобретение, хранение наркотиков , Сейчас, когда один из них — Иван Голунов — освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован, был невинно осужден, получил несопоставимое с виной наказание по этим статьям? Ответом должна стать радикальная реформа системы уголовного преследования за преступления, связанные с наркотиками и пересмотр всех уголовных дел по ст.

Анна Саранг президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова "Наркотическая статья": никто не застрахован? Колонии и СИЗО переполнены потребителями, пойманными с минимальной дозой, — обычными людьми, которые если и принесли кому-то вред, то в подавляющем большинстве самим себе. Это новые прокаженные. Они лишены права голоса. Общество их не видит.

Что будет с 228-й, "антинаркотической" статьей: дело Голунова получило продолжение

Анна Саранг президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова "Наркотическая статья": никто не застрахован? Колонии и СИЗО переполнены потребителями, пойманными с минимальной дозой, — обычными людьми, которые если и принесли кому-то вред, то в подавляющем большинстве самим себе. Это новые прокаженные. Они лишены права голоса. Общество их не видит. Люди так боятся, что их дети могут стать наркоманами, что позволяют полиции делать из них заключенных Продолжаем обсуждение темы дня с экспертами.

В студии: Арсений Левинсон - Эксперт Института прав человека и Евгений Харламов- адвокат, экс-начальник криминальной милиции. Александр Денисов: Переходим к нашей большой теме. Вот с Гуфом перекликается и омбудсмен Татьяна Москалькова.

Анастасия Сорокина: Ее экспертным советом еще в прошлом году был написан законопроект о смягчении й статьи, о снижении максимального срока с 10 до 5 лет. Скандал с журналистом Голуновым, которого как раз безосновательно обвинили по этой статье, похоже, ускоряет рассмотрение законопроекта. Его планируют внести в Думу до конца весенней сессии. Анастасия Сорокина: Средний срок тюремного заключения по й статье с годами растет.

Сейчас по ней дают 4,5 года. Александр Денисов: За 13 лет доля осужденных за хранение и распространение наркотиков среди вообще всех заключенных выросла почти в 4 раза.

Давайте послушаем, что сказал Марат Аманлиев. Марат Аманлиев: Вся мировая практика, то есть, допустим, страны Запада Америка, страны Европы идут по пути где-то либерализации уголовного законодательства, смягчения, либо вообще легализации. То есть во всем мире признают, что, наверное, лучше все-таки какие-то наркотики можно и легализовать, потому что есть такие наркотики, которые по своей силе намного меньше, нежели чем алкоголь, допустим.

Водка сильнее действует на организм и пагубнее, нежели чем марихуана. Есть наркотики, в состоянии которых люди не совершают преступлений; допустим, под алкоголем совершается огромное количество бытовых преступлений, связанных с причинением вреда здоровью.

Александр Денисов: Ну вот в студии у нас сегодня Арсений Левинсон, эксперт Института прав человека, — Арсений, добрый вечер. Арсений Левинсон: Добрый вечер. Здравствуйте, Евгений Викторович.

Александр Денисов: Здравствуйте. Александр Денисов: Ну вот начнем с обсуждения вот этого предложения смягчить статью. Анастасия Сорокина: Давай запустим опрос.

Александр Денисов: Да. Анастасия Сорокина: Чтобы отвечали, как в России борются с наркотическими преступлениями.

Пожалуйста, оставляйте свои комментарии и звоните нам в прямой эфир. Вот, уважаемые эксперты, аргументы за и против смягчения. Давайте начнем с вас, Евгений Викторович, вот вы как работник правоохранительных органов, понятно, в прошлом, но тем не менее опыт есть, как оцениваете вот такое предложение смягчить именно ю статью?

Евгений Харламов: Что касается хранения, я бы скорее согласился за смягчение ответственности. Александр Денисов: За смягчение. Евгений Харламов: Конечно. Те, кто продают, вот эти наркобарыги, вопрос смягчения не стоит, а вот кто больной наркоманией и кто принимает этот наркотик, конечно, такие санкции, как до 10 лет, а иногда до 15, когда речь идет об особо крупном, но это достаточно серьезно… До 15 лет, это убийц так не наказывают.

Я считаю, что это очень жесткое наказание, конечно, смягчать надо. Александр Денисов: Но потребители — они же и распространители, они же и приторговывают, чтобы было на что купить следующую дозу. Ведь тут сложно отделить, только ли он хранит, или еще и распространяет. Евгений Харламов: Ну покушение, приготовление, на сбыт, да. Евгений Харламов: Но вопрос в другом, что испокон веков достоверно известно, что ужесточение наказания не способствует искоренению или уменьшению совершаемых тех или иных преступлений.

Я приводил пример: все говорили, что давайте ужесточим наказание за вождение автотранспортного средства в состоянии алкогольного опьянения. Ужесточили, пьяных водителей стало меньше?

Нет, их стало намного больше. То есть вопрос здесь не в жесткости, а в его правоприменении, это вопрос уже коррупции, это второй вопрос. Анастасия Сорокина: Про правоприменение хочу спросить Арсения как эксперта Института прав человека. Мы с вами общались не так давно как раз по поводу дела Ивана, и поразительно, что глава отдела по обороту наркотиков УВД Западного административного округа Андрей Щиров еще 10 июня утверждал, что нестыковки в деле Голунова видят только гражданские, а профессионалу все понятно.

И тут вдруг раз! Но мы-то понимаем, что она работает и в отношении других людей. Как эта ситуация сейчас может измениться, если внесут поправки в статью? Арсений Левинсон: Проблема как раз в том, что есть какой-то обвинительный уклон, презумпция виновности, о которой Александр говорил: хранит — значит, распространяет.

Анастасия Сорокина: Виноваты те, кто ложно обвиняют? Арсений Левинсон: Конечно, виноваты, потому что нельзя исходить из презумпции виновности человека. Нельзя считать, что если человек хранит, значит, он и распространяет. Это должно быть доказано качественными доказательствами, то есть должны быть собраны реальные, очень убедительные доказательства того, что человек сбывает наркотики, чтобы его обвинять по таким санкциям.

Арсений Левинсон: Возможно. И вот, к сожалению… Александр Денисов: Подозрение возникает. Анастасия Сорокина: Но это надо доказать. Арсений Левинсон: Подозрение возникает, но нельзя на основании подозрений… Анастасия Сорокина: Саш, цитата… Александр Денисов: Ну естественно, я не утверждаю… Анастасия Сорокина: Вообще все было видно, профессионалам все видно сразу, понимаешь? У них и в Голунове не было сомнений. Арсений Левинсон: Полиции все видно, судам все видно, люди оказываются на нарах на 10 лет, потому что им все видно, а настоящих, реальных доказательств нет.

И если вот так игнорировать права потребителей наркотиков, наркозависимых, про которых им все видно, то дальше может на их месте оказаться каждый: журналист, политический активист, правозащитник, адвокат. Анастасия Сорокина: Давайте как раз посмотрим истории людей, которые считают, что им подкинули наркотики.

Сюжет Маргариты Твердовой. Понятно же, кто был сотрудник, кто производил содержание, — почему такая безответственность среди тех людей, кто заведомо действительно вот такие провокационные ситуации делают в отношении граждан? Евгений Харламов: Вы знаете, здесь вот сюжет показывали про полкилограмма, это, конечно, вопрос вызывает. Но когда, я думаю, коллега согласится, когда там полграмма подкидывают, это одно, а когда полкилограмма, тут, конечно, вопрос.

Арсений Левинсон: Ну у нас был случай, адвокату в Москве подбросили полкилограмма кокаина, при обыске обнаружили даже бирку вещественных доказательств. Это действительно был подброс.

Евгений Харламов: Очень редко, да. Ну а что касается, почему не обращают внимания, — не обращают внимание до тех пор, пока вот такие не случились обстоятельства, как в Кущевке, как вот с журналистом Голуновым.

Евгений Харламов: А я, знаете, в самом начале где-то говорил в интервью, что теперь будет отбиваться честь мундира. Вот я еще в первый день, когда его только задержали, предупредил его родственников в СМИ, что пусть будет теперь аккуратен, даже когда, если гипотетически он может выйти. Я тогда еще не знал, что он выйдет на свободу. Потому что в любом случае не этот отдел, так другой отдел, у них же есть связь между собой, принципиально могут начать работу в отношении этого журналиста.

Поэтому я предполагаю, что он все равно может находиться в опасности в будущем либо в настоящем. Александр Денисов: Ну вот честь мундира не стали отбивать — о чем это говорит? Что решили все-таки почистить ряды? Анастасия Сорокина: Еще не время. Евгений Харламов: Это пока время, это день-два-три. Сейчас время пройдет, все остынут, расслабится внимание; год пройдет, два пройдет, а потом это может и вернуться — бумеранг, если можно так выразиться.

Александр Денисов: Меня больше тревожит другой момент. Понятна история с журналистом, тут, может быть, даже дело совсем не в этой статье, не в смягчении, не в ужесточении, тут сфабриковали, это немножко другая история.

А вот сама борьба с наркотиками ведется реально или нет? Потому что очевидно, сейчас, можете меня поправить, может быть, я неправ, невозможно торговать наркотиками без покровительства в правоохранительных органах, потому что это выясняется вообще на раз, легко любой участковый вам скажет, где квартира, где живут наркоманы; где живут наркоманы, легко вычислить, куда они ходят, и все, эта цепочка разматывается.

Вот почему происходит торговля? Почему правоохранительные органы не разбираются? Евгений Харламов: Нет, они на самом деле разбираются, но разбираются… Чтобы здесь не разглашать некие такие секретные факты, я скажу так… Александр Денисов: Вот с реальными барыгами почему не разбираются? Анастасия Сорокина: Мы просто не так давно, Саш, помнишь, обсуждали историю, когда заказали лекарства, там было какое-то запретное вещество, просто на почте человека взяли под белы рученьки, потому что там вот оказалось какое-то вещество.

Почему не идет ловля вот таких людей, скажем так, с минимальными какими-то нарушениями? Евгений Харламов: Объясню. Почему не могут взять главного барыгу, одного из главных наркодилеров? Потому что этот наркобарыга не просто наркобарыга — это человек, который максимально оперативно информирован, у него есть подход ко многим оперативным сотрудникам. И пока ты эти показания получаешь, главному уже становится известно, что в отношении него идет работа, он уже буквально через 5—10 часов пропадает с этого района, либо субъекта, либо вообще из этой страны, вот в чем проблема, что уходит информация.

Это вопрос опять-таки коррупции. Почему не наводят порядок? Потому что не заинтересованы в наведении такого порядка. Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем заинтересованный звонок.

Наталья из Краснодарского края, здравствуйте. Наталья, мы вас слушаем.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Статья 228. Громкое дело о наркотиках

статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? « Наркотическую статью укоротят»: я статья УК РФ самая. многие другие люди посчитали дело сфабрикованным. В связи с этим президента спросили, будет ли пересмотр й статьи УК РФ.

Об этом он рассказал журналистам в четверг, 13 июня. Второе: мне неизвестно о такой инициативе депутатов Думы. Рассматривать абстрактные инициативы в области законодательства невозможно. Ранее 13 июня Воробьев написал Путину и главе правительства Дмитрию Медведеву обращение, в котором потребовал пересмотреть все уголовные дела, которые были заведены по ст. По его словам, речь идет о внесении поправок в ч. Депутаты хотят перевести эту часть статьи из тяжких в средние. Таким образом, может быть уменьшен верхний порог наказания с 10 лет до пяти. Журналист был отправлен под домашний арест. Во вторник, 11 июня, глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что с мужчины сняли обвинения в связи с недостаточностью доказательств. Накануне уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова призвала МВД ужесточить требования к сбору доказательств при расследовании дел, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Омбудсмен пояснила, что речь идет о тех случаях, когда человек не был задержан на месте преступления при передаче запрещенных веществ и если нет прямых свидетелей.

RU - Согласованный со столичными властями митинг под лозунгом "Закон и справедливость для всех", который планировался как акция в поддержку журналиста Голунова, начался в центре Москвы, передал корреспондент "Интерфакса". Митинг стартовал, как и было назначено, в и проходит на внешней стороне Проспекта Академика Сахарова, трибуна установлена напротив дома 9.

Пересмотр параметров крупного и особо крупного размера. Это даже не депутаты делают, а правительство.

Путин поручил Генпрокуратуре, СК и ФСБ проанализировать правоприменение по статье 228 УК

Что будет с й, "антинаркотической" статьей: дело Голунова получило продолжение В Госдуме — готовы, в правительстве еще думают Но они не смогут решить проблему произвола правоохранителей, повышенное внимание к которой привлекло скандальное дело журналиста Ивана Голунова. В конце прошлого года при думском Комитете по госстроительству и законодательству была создана специальная рабочая группа. Свои наработки представила и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. Для этого верхний порог наказания должен быть снижен до 5 лет — потому что преступлениями средней тяжести у нас считаются такие, максимальное наказание за которые не превышает 5 лет лишения свободы.

Дело Голунова. Как предлагают менять наркотические законы

Спайсы синтетические каннабиноиды - JWH и их производные 0,05 Источник: постановление правительства "Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических и психотропных средств" Размеры веществ, подпадающие под уголовную ответственность, утверждает правительство. В примечаниях к постановлению об утверждении этих размеров говорится, что "размеры распространяются на смеси препараты указанного наркотического средства или психотропного вещества". Это примечание к таблице нужно обязательно убрать", - считает Саранг. Пересмотреть порядок определения размера вещества К пересмотру порядка опредления размера наркотических веществ по весу смеси, в которых они состоят - призвал председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас. Пока Верховный суд придерживается позиции, согласно которой, в случае если наркотические вещество содержится в составе смеси, то размер наркотического вещества определяется весом всей смеси. Такой подход, по мнению общественности, способствует определенным злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов", - говорится в его письма председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. Клишас попросил Лебедева высказать мнение о том, считает ли он актуальным изменить порядок определения размеров наркотических и психотропных веществ или их аналогов, если они входят в состав смеси. Клишас в письме Лебедеву также сообщил, что в Совете Федерации сейчас прорабатывают вопрос об изменении антинаркотического законодательства. По его словам, в Совфеде также прорабатывают вопрос совершенствования положений законодательства, призванных бороться с фальсификацией доказательств, и изучают правоприменительную практику по статье УК РФ фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности. Клишас попросил Лебедева предоставить данные о лицах, в том числе должностных, которые в годах были осуждены по статьям и УК и которым были назначены максимальные и минимальные наказания.

Вы сможете прочитать его позднее с любого устройства. Ранее помощник академика Никита Шкловский-Корди опубликовал на своей странице в Facebook обращение Воробьева к президенту.

.

На акции в Москве призвали к пересмотру статьи УК по наркотикам

.

Путин готов рассмотреть инициативу о пересмотре статьи УК о наркотиках

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Поправки в статью 228 УК РФ
Похожие публикации